Category: религия

Череда постов о преодолении. Часть 1 - Эмэйшань

В жизни каждого человека бывают такие моменты, когда через опыт преодоления себя можно обнаружить, что на самом деле ты способен на гораздо большее, чем вообще себе мог представить.

У меня в жизни было четыре случая - конечно, их было гораздо больше, но в памяти всегда крутятся именно эти четыре - которые помогли мне взглянуть на собственные возможности по-новому. Да и вообще заставляли меня задуматься о том, что каждый человек, оценивая себя, очень многого о себе вообще не знает.
Про один из таких случаев я уже писала в связи с Китайским Новым годом.

Второй случай также произошел со мной в Китае - на горе Эмэйшань. Мне только исполнилось 18 лет, я не любила ничего планировать, обожала спонтанность и неожиданные повороты судьбы. Поэтому стояла тогда посередине большой и незнакомой мне страны перед огромной горой с загадочным названием Эмэй, не зная ничего ни о значении этой горы для китайцев, ни о ее высоте, ни о путях ведущих на ее вершину, ни о том, что вообще находится наверху горы.

Мы с моим напарником просто пошагали по огромным каменным ступеням вверх - оптимистично, задорно - ни капельки не представляя, сколько нам еще предстоит пройти.
Оказалось, что нас ждал семичасовой подьем.
Также оказалось, что спустя два часа после начала пути, когда мы были уверены, что вот-вот доберемся до верха, лестница станет еще круче, а ступени еще более непредсказуемыми по размеру. Также полнейшей неожиданностью явился лед, толстым слоем покрывающий не только каждую ступень, но и поручни (а точнее поручень - так как был он только с правой стороны). К нашему счастью прямо на краю достаточно широкой лестницы стояли предприимчивые китайцы, которые продавали специальные металические альпинистские шипы, которые можно было привязать к ступням - и более-менее уверено шагать по ледовым ступеням.
Даже в тот момент, когда мы привязывали металлические шипы к ногам, мы были настроены очень оптимистично и понятия не имели, что высота горы Эмэй составляет более 3000 метров. И даже представить себе не могли, что нам придется подниматься пешком без остановок на отдых и еду весь день с утра и до вечера.
На протяжении бесконечных и утомительных семи часов единственное что мы делали - это переставляли одну ногу за другой, поднимаясь все выше. После этого дня я до сих пор ненавижу все лестницы, ступени и подъемы.

Стоит сказать, что в Китае подъем на высокие горы - традиционно очень популярный вид туризма. В былые времена на горных вершинах жили монахи - чтобы быть ближе к небу. Также раньше китайцы верили, что в горах живут разные могущественные мифические существа. Поэтому сейчас для китайца подъем на гору (особенно на те, которые считаются священными в Китае) - это некое культурное паломничество, которое каждый житель Поднебесной старается совершить хотя бы раз в жизни.

Я в свои 18 лет про это все не знала. Я просто хотела пробежаться по красивой горе, а пришлось неожиданно совершить паломничество.
После шести часов движения вверх по лестнице я поняла, почему монахи и разные философы старались жить в горах - многочасовой безостановочный подьем является очень действенным обрядом очищения и даже некоего высвобождения. Все тревоги и волнения этого бренного мира отступают, потому что ты устал как последняя забитая собака, и все, чего просит твоя душа - это небольшая пиала с рисом и немного горячего чая.

А потом ты все-таки добираешься до самого верха и видишь это:










И тут ты забываешь даже про рис и чай. Тебе уже совсем ничего не хочется - вот прям заходи в любой храм, которых на горе оказалось несколько, и становись монахом.

Потом ты все-таки случайно находишь какую-то согнутую в три погибели китайскую бабку, которая торгует переваренным слипшимся рисом и чаем, напоминающим по вкусу мочу, садишься на первое попавшееся бревно и смотришь, как солнце медленно зарывается в облака.

В принципе, ты счастлив.




P.S. Фотографии были сделаны на древний фотоаппарат в 2010-м году, обработаны моим китайским знакомым и сохранены в ВК. Оригиналы, к сожалению, были утеряны больше года назад :( Если вдруг я кому-то когда-то посылала оригиналы этих фотографий - напишите, пожалуйста мне.

"Отсканируйте Христа ради!"

Куар-коды в Китае правят бал.

Они везде, от них не скрыться - остается только принять их существование и разбираться, как этой популярностью и распространенностью QR-кодов можно пользоваться.

Скульптура из куар-кодов на харбинском вокзале, например. Отсканируя любую из граней куба, ты попадаешь на информационный сайт об этом вокзале.



Например, один китайский мессенджер очень быстро подсуетился и запустил функцию оплаты по куар-кодам.
Можно либо отсканировать куар-код на сайте или в магазине с помощью собственного телефона - и тут же произведется оплата, либо открыть в этом же приложении куар-код своего кошелька, и его уже отсканируют на кассе с помощью специального устройства.

Коробочка на кассе сканирует куар-код твоего кошелька:




Даже во Внутренней Монголии этим уже пользуются:



Система жутко удобная, особенно когда изучил все возможности и ограничения ее использования.
Но самый интересный инцедент связанный с куар-кодами я увидела на прошлой неделе в Пекине.
Встречайте новый феномен эры высоких технологий:
КУАР-ПОПРОШАЙКИ.

Девочка в метро собирает деньги на лечение то ли брату, то ли другу с помощью куар-кода.





Куар-попрошайка ходит по вагону и просит отсканировать свой куар-код, чтобы перевести на ее счет определенную небольшую сумму денег:




"Отсканируйте, кто сколько может."
"Отсканируйте Христа ради!"


В чудное время мы живем, ребята.
И Китай в это время - одна из самых чудных стран.

Самый большой в мире религиозный фестиваль и капелька добра

Будучи в Варанаси и раздумывая куда держать путь дальше, я решила использовать уже проверенный метод и спросила индуса, продавшего мне какой-то индийский десерт похожий на пахлаву, куда мне уехать из Варанаси.

Индус, ни секунды не подумав, прямо-таки заорал: "Аллахабад! Аллахабад!! Большой фестиваль!"
Он заставил меня поклясться, что я прямо сейчас сяду в микроавтобусик до Аллахабада.

Микроавтобусик меня выкинул прямо посреди дороги, водитель ткнул пальцем куда-то вдаль и с придыханием сказал магические слова: "КУМБХА МЕЛА!"

Это только потом - ох как потооооом - выяснилось, что в городе, названном в честь Аллаха, по иронии судьбы проходит индуистский религиозный праздник Кумбха Мела.
И это только потом - ох как потоооом - обнаружилось, что Полная Кумбха Мела - на которую меня и угораздило попасть в 2013-м году - проходит только раз в 12 лет (ДВЕНАДЦАТЬ ЛЕТ, КАРЛ!), и что это самый большой и масштабный религиозный фестиваль в мире.
И это только потом - ох как потооооом - в Википедии прочиталось, что Кумбха Мела "длится больше месяца и за это время город посещает до 70 миллионов паломников. В день священного омовения более 10 миллионов человек совершает этот ритуал в Ганге".

Но в тот момент я - никакой информацией не обладаючи - просто вылезла из микроавтобусика, посмотрела по направлению, указанному толстеньким и волосатеньким пальцем водителя, и охуела поразилась до самой глубины души.

Передо мной на многие-многие километры во все стороны простирался гигантский палаточный городок.






Паломники победнее ютились в малюсеньких палаточках, которые выглядели так, будто были сделаны из одежды этих самых паломников:




Паломники побогаче сооружали себе более шикарные жилища. Да еще и прямо у Ганга (очень престижно!):




Внутри городка творилось полное безумие.
Я даже не знаю, как начать все это описывать.
Для начала вспомним, что мероприятие индуистское. В индуизме, насколько я помню, более 3000 богов. И это число постоянно растет. Также в сонм святых и просветленных чуть ли не каждый год добавляются какие-то бородатые мужики, половина из которых все еще живы - ездят по миру и проповедуют мудрость вселенскую.

В общем, для каждого святого, каждого бога и каждого проповедника, которому хоть кто-то поклонялся, был построен свой храм прямо среди палаток:






Чем больше почитателей - тем больше храм, тем больше в нем людей.

Когда я только приехала в этот палаточный ад, было утро, и большинство людей были внутри храмов - молились каждый своему богу.
К обеду все высыпали на улицу, и я оказалась посередине чего-то совершенно невообразимого.

Миллионы религиозных фанатиков которых вообще не смущает что бог не один а их тысячи слоны верблюды кони ослы свиньи голые мужики обмазанные белой краской ко мне подходят безглазые слепые глухие немые пытаются заговорить протягивают браслеты еду верь в нашего бога каждый мне говорит переступаю через людей корчащихся на дороге в религиозных припадках атмосфера полного безумия.

Десятки миллионов людей, три тысячи богов и маленькая русская девочка, которая оказалась посередине этого всего, потому что ПРОДАВЕЦ ПАХЛАВЫ СКАЗАЛ "ЕЗЖАЙ!"

Но, на самом деле, для меня все это окружающее безумие послужило лишь фоном для события куда менее масштабного, но куда более значимого для меня самой.

Этот - до боли в голове - странный день подходил к концу, солнце садилось - неожиданно я осознала, что стою в cумерках посередине огромного палаточного городка с населением, превышающим население Москвы.
Причем население этого палаточного городка на 90% состоит из не очень адекватных людей.
Сразу как-то захотелось домой - я имею в виду на чердак в Варанаси - в уют и спокойствие.

Я была слишком далеко от главной дороги, а солнце садилось все быстрее - но тут я увидела заблудшую велорикшу и кинулась к ней как к спасительному плоту.
В моих глазах было слишком много страстной надежды на спасение, поэтому наглый и сообразительный водитель велорикши заломил какую-то безбожнейшую цену, ухмыляясь прямо мне в лицо с видом "я твой последний шанс выбраться отсюда до ночи, глупая белая девочка".

Это была битва не на жизнь, а на смерть - я никогда так отчаянно не торговалась. Мы с водителем кричали друг на друга, матерились, толкались, плевали на землю, чтобы показать глубочайшее презрение к самому факту разговора - в итоге, смотря друг на друга с неприкрытой ненавистью, мы договорились о цене, которая не устраивала обоих.
"Но что ж поделаешь!" - читалось в наших с ним глазах.

Путь до главной дороги был длинным - все-таки до середины палаточного городка я шла весь день, вот и возвращаться приходилось долго.
За это время наша ненависть поугасла, уступив место скуке, а затем и любопытству - в Индии эмоции долго не живут - пришло-ушло, и нечего вспоминать. В общем, мы разговорились. Он рассказал мне про свою семью, я ему - про свою, он поведал о том, как протекает его жизнь, говорил о своих страхах и мечтах, о своей маленькой дочке и о том, как ему хочется, чтобы она научилась читать и писать.

Когда мы доехали до главной дороги, я увидела, что на обочине продают свежий горох, и сказала водителю, чтобы притормозил у продавца горохом.
"Очень люблю горох, хочу купить с собой" - сказала я, улыбнулась, поблагодарила водителя велорикши за прекрасную поездку и протянула ему оговоренную плату.

Пока я слезала с велорикши, водитель неожиданно в одно мгновение подскочил к продавцу горохом, сунул ему деньги и забрал весь горох, что тот продавал - огромный такой мешок.

Водитель велорикши, улыбаясь лучезарно и просто, протянул мне мешок с горохом и сказал: "Friend".

Эта история, которую я очень часто вспоминаю с особой теплотой, проливает немного света на загадочную душу индийского народа.
В начале этот бедный индус пытался меня обмануть, кричал на меня, спорил - хотел хоть как-то обдурить незнакомую иностранную девочку и получить с нее копеечку.
А после часа беседы взял и купил мне горох. Просто потому, что я люблю горох. Причем заплатил он гораздо больше той суммы, что я отдала ему за поездку. И стоит, смотрит на меня, улыбается - и ничего-то ему взамен не надо.

Чистая ни чем не замутненная радость от того, что подарил радость другому.
Человек, способный на эту эмоцию, будет счастлив, даже если живет в говне.
Человек, не способный на эту эмоцию, будет несчастен где угодно.

Многому можно научиться в Индии.