Category: авиация

Как в один день просрать все, что можно

, и сохранить прекрасное расположение духа?

На эти два дня у нас был прекрасный четко продуманный план - забронированы хостелы, куплены билеты, расписан маршрут - жизнь катилась как по маслу. Пока не перестала.

Наш самолет, летящий из Хух-хото в Харбин, неожиданно не смог совершить посадку из-за плохих погодных условий и полетел ждать "у моря погоды" в прямом и переносном смысле - мы приземлились в Даляне (тот, что раньше звался порт Дальний) и простояли на взлетной полосе, пока циклон в Харбине не утих.
В харбинском хостеле мы оказались только к ночи, потеряв драгоценный день, на который была запланирована прогулка по городу.
Знакомство с Харбином перенеслось на утро следующего дня, который, как в последствии выяснилось, готовил нам много сюрпризов.

Прогулка по Харбину оказалась неожиданно волшебной и заставила даже меня - долгие годы не любившую Харбин - проникнуться к нему симпатией.




Время перевалило за полдень, а мы беспечно блуждали по уютным харбинским улицам, любовались заснеженными деревьями в парке имени Сталина, смеялись над смешными вывесками на русском языке и удивлялись дворикам, которые были похожи на питерские.




Тут стоит сказать о том, что у нас уже давно были куплены билеты из Чанчуня в Циндао на 18:15 того же дня.
А мы были не просто не готовы выдвигаться в аэропорт Чанчуня - мы были вообще в другом городе.

Разговаривая о бренности бытия, непредсказуемости жизни и том, как все планы пошли по пизде прахом, мы запрыгнули - съев по бомж пакету - в скоростной поезд до Чанчуня, надеясь посмотреть город, который славен дворцом последнего императора Китая Пу И, планировавшим совместно с японцами создать на севере Китая новое государство - Маньчжоу-го, а также кучей вузов с иностранными студентами, которые едут в Чанчунь за одним из самых чистых путунхуа в Китае (Папа Хуху начинал свой путь китаиста именно там. Привет, Алик!).

Приехав на вокзал Чанчуня, мы взяли целых три такси (слишком много багажа!), чтобы поехать в центр города. Но когда мы доехали до главной улицы, оказалось, что времени на осмотр нет - пора в аэропорт.
ТАК МЫ ПОСЕТИЛИ ЧАНЧУНЬ.

Но день, начавшийся с сумбура и провалившихся планов, не может закончиться гладко.

Подъехав к аэропорту за 40 минут до вылета нашего самолета, мы с p_ster - оказавшиеся в одном такси - осознали, что чертов водитель подъехал не к залу отлетов, а к залу прилетов. Выезжать с территории аэропорта и заезжать снова - означало опоздать на рейс.
Заплатить и выйти мы не могли, потому что все юани были у tema, а у нас - только доллары. Позвонить Теме мы не могли, потому что у нас не было связи.
Факап на факапе, кароч.

Тут мне хочется сказать, что Петя - очень подходящий товарищ для экстренных ситуаций. Не паниковал, не злился и не переставал снимать. А когда я сказала ему, что при отказе водителя брать наши доллары нам придется открыть дверь, выскочить из машины, на бегу быстро подхватить наши чемоданы из багажника и просто-напросто убежать, Петя не стал тупить и задавать лишних вопросов, а просто ответил: "Я понял".

К сожалению, водитель посмотрел на доллары, которые мы сунули ему в руку и ответил сакральное: "Нет".
И вот по парковке аэропорта бегу я со своим чемоданом, бежит Петя со своим чемоданом и камерой наперевес, а за нами бежит и матерится водитель такси.
К большой удаче, только-только забежав на второй этаж, я увидела остальных членов нашей команды - мы побежали друг другу на встречу в стиле дешевых индийских мелодрам.
Я улыбалась и кричала Теме на пол-аэропорта: "Дай денег мужику, который бежит за нами!"
Тема в экстренной ситуации также не стал тупить и вместо того, чтобы задавать лишние вопросы о том, почему за нами гонится злой мужик, просто достал пачку юаней из кармана.
Выражение лица водителя с гневливого сменилось на благостное, как только он увидел деньги в руках у Темы.

Мы успели на самолет в самый последний момент и к десяти часам вечера обнаружили себя в городе на берегу моря, который славится самым лучшим пивом в Китае.

Получилось ли все так, как планировалось?
Нет.
Расстроило ли это нас?
Ни капли.

Это мудрость, которой учишься в экспе.

Пост прощания

Окончание экспедиции было неожиданным как удар кувалдой по голове.

В тот момент, когда начинало казаться, что что-то начинается, все, собственно, и закончилось.

Так оно и бывает, когда ты каждый день дышишь полной грудью и весь - до краев - переполнен эмоциями.

Поэтому в последний день вся логистика, организация и здравый смысл накрылись уютным одеяльцем пиздеца.

Сегодня утром, меня разбудил настойчивый стук в дверь - ногой.

На часах были бодрые пять утра. Я - поспавшая два часа за последние два дня - открыла дверь и увидела еле стоящего на ногах Петю, который возвестил: "Я не спал всю ночь, чтобы не проспать свой вылет. А Дима (у которого тоже очень ранний рейс) не вышел в холл и не отвечает на звонки."

Тут выяснился организационный факап номер один - мы не знали, в каком Дима номере. Мы вообще не знали, кто в каком номере. Мы сели подумать. Собрав последние остатки невыспавшихся проэтнаграфиченных мозгов, мы вспомнили, что Лена знает, в какой комнате Дима, и решили ей позвонить. После пятого гудка из задворок сознания выплыло смутное воспоминание, что Лена потеряла свой телефон еще в середине экспедиции. Мы сели подумать. Мыслительный процесс несся со скоростью машины на квадратных колесах. Петя предложил спросить номер комнаты Димы на ресепшене. Я в полу-амебном состоянии отвечала, что работники отеля не имеют права разглашать, кто в каком номере живет. Потом я отключилась от реальности минут на десять на диванчике в холле отеля, как вдруг Петя снова разбудил меня новыми вводными данными: "Я знаю номера комнат всех участников!" Я не знаю, что там Петя - не говоря по-китайски - сотворил с девочкой на ресепшене, но она дала ему всю информацию как миленькая. Ко мне начала возвращаться надежда на хоть какие-то эффективные действия, а затем, возможно, и на сон.

"Вот только все комнаты записаны на имя Артемия, поэтому мы не знаем, кто где спит!" - сказал Петя, одним предложением вогнав меня обратно в то мучительное состояние, при котором снова нужно было думать. Мы сели подумать. Мыслительный процесс уже не просто не несся, а безвольно летал в вакууме наших пустых черепных коробок. Каким-то чудом - по обрывкам воспоминаний и совместных разговоров - мы вычислили, в каком из наших номеров спит Лена.

Петя пошел стучать ей в дверь ногой. Потом они быстро спустились, Петя сел в такси, потому что уже опаздывал на самолет - тут выяснился другой организационный факап. Петя спросил: "А что говорить водителю-то? Как сказать "аэропорт"? А в Гуанчжоу один аэропорт?"
Сонная Лена тоже медленно начала задаваться такими вопросами.

Я отправила всем смс-ки со словом "аэропорт" по-китайски. (То, что ребята могли бы перевести это слово в гребаном гугл-транслэйт никому в то утро в голову, конечно, не пришло.) Сколько аэропортов есть в Гуанчжоу, я не знала, но мой неспавший мозг коварно нашептывал: "Скажи, что аэропорт один! Тогда ты сможешь поспать!"
"Аэропорт один." - сказала я.
Петя уехал.

Мы с Леной поплелись будить Диму. Разбудив Диму эффективным и проверенным Петей способом удара ногой об дверь, мы сказали ему "Пока!", обнялись и побежали в свои комнаты - досыпать.

Я со всех сторон обложилась будильниками, чтобы не проспать свой самолет.

Меня разбудил настойчивый стук в дверь...